ДЕТСКИЙ САЙТ

Всем о детях

 
Среда, 28 июня, 2017 Кыргызстан: 09:30:05

Дети Кыргызстана

Во имя мира
Вопросы миротворчества в различных сферах жизни общества

Говорят дети...

Юля, 7 лет

В поход его не берут, потому что в лесу трудно найти розетку. (Кипятильник )
 

А что говорят ваши детки?

Самое популярное
Фотогалерея

Все фотографии

Главная Образование Школьное образование Состояние национального достояния после событий на юге

Дети должны жить в семье

Состояние национального достояния после событий на юге PDF Печать E-mail
(0 голоса, среднее 0 из 5)

Первое учебное полугодие стало для школ на юге Кыргызстана настоящим испытанием. В процесс вмешались страх, агрессия, апатия на фоне хаотичного стремления выполнить учебный план. А тут, как гром среди ясного неба, обнародуются результаты последнего исследования PISA (международное сравнительное исследование грамотности учащихся), согласно которым Кыргызстан, как и в 2006 году, занял последнее место среди 65 стран. На сколько еще лет назад откинули произошедшие трагические события образовательный уровень страны, особенно южного региона? Вопрос риторический. Сейчас важно разобраться, как действовать дальше, чтобы остановить падение в пропасть. Об этом мы беседуем с президентом Ассоциации «Союз образовательных учреждений» Гайшой Ибрагимовой. Ее команда активно оказывала помощь пострадавшим на юге, особенно работникам сферы образования.

- Расскажите про вашу работу на юге после трагических событий. Когда и как она началась?

- Первые звонки от коллег мне начали поступать в ночь с 10 на 11 июня. Люди были в полном ужасе, нарушилась связь с внешним миром, им требовалась экстренная поддержка. Я пыталась их успокоить, вместе мы пытались найти решение в той страшной ситуации.

- Вы также оказывали помощь детям непосредственно в Бишкеке?

- С 13 июня к нам поступила информация: люди в Оше стали прорываться к самолетам, которые доставляли гуманитарную помощь, и просто забрасывали в них детей, чтобы быстрее вывезти. Таким образом, в Бишкек в транспортном самолете прилетели дети без родителей. Мы организовали им автобусы из аэропорта, оказывали экстренную помощь, круглосуточно дежурили, составляли списки ребят, которые были без документов. Мы вышли на Министерство труда и социальной защиты, на заместителя министра. Департамент по защите детей сразу пошел нам навстречу. Часть детей решили отправить на Иссык-Куль - в детский дом «Мээрим булагы», работали через Центр опеки. Ребята прибывали потоками, надо было оперативно поместить их в спокойную, безопасную обстановку.

- Как тем временем продолжалась работа в Оше?

- Уже 14 июня я вылетела на юг. У нас там тоже есть школа, и на ее базе попытались организовать помощь детям. В тот же день мы создали первую площадку безопасности. Кроме учителей школ, нам помогали преподаватели Ошского университета. Получилась хорошая, сплоченная команда женщин разных национальностей. На площадку приняли сразу 80 детей.

Уже в конце июня нашу работу поддержало Швейцарское бюро по развитию и сотрудничеству (SDC), к нам присоединились другие организации. В результате организовали 14 площадок по всему Ошу. Они создавались в школах и детских садах. Мы организовали детям различные занятия: арт-терапию, спортивные занятия, музыку и танцы. Программы разработали наши психологи. Организовали трехразовое питание, медицинскую помощь. Дети находились на площадках по 10 дней. Самые тяжелые из них, которые не разговаривали, не ели, оставались на 20 дней.

- Была ли проведена предварительная подготовка педагогов, работающих с детьми в постконфликтной ситуации?

- Да, мы провели тренинг по постконфликтной педагогике. В целом я считаю, что учителя в те дни совершили подвиг. Это сейчас легко рассуждать, а тогда даже к воротам подойти было страшно: небольшое скопление людей - дети начинали плакать, хлопок из выхлопной трубы воспринимался как взрыв, появился небольшой дымок над домами - все в панике: «Пожар!». При этом педагоги были благодарны, что их привлекли к такой работе, говорили: на площадках они сами восстанавливались.

- Как долго работали площадки?

- До конца августа. А потом учителя сами стали просить о помощи: чувствовали себя тяжело, с ужасом думали, как пойдут в школу, что будут говорить детям. Я обратилась в чрезвычайный фонд ЮНЕСКО в Париже с проектом «Психолого-педагогическая реабилитация педагогов из зоны конфликта». Мы очень благодарны, что проект поддержали.

В первую очередь мы стремились оказать психологическую поддержку учителям, способствовали восстановлению межнациональных отношений. Разработали тренинги. Мы определили критерии отбора участников: выбрать школы из наиболее пострадавших районов с разными языками обучения (кыргызский, узбекский, русский), включить в работу коллективы школ, а не выборочно по несколько учителей. Тренинг проходил в октябре, поэтому мы обратились за помощью к Министерству образования, и школы уходили в это время на каникулы.

- Каковы основные результаты?

- Каждый тренинг проходил 3 дня. В первый день, как правило, участники были либо в состоянии депрессии, либо агрессии. Учителя разных национальностей не здоровались, не садились рядом. К концу занятий они становились более позитивно настроенными, могли дальше работать с детьми. Прошло уже 2 этапа тренингов: первый - на Иссык-Куле, второй - на курорте в Джалал-Абаде. Планируется третий этап - с 4 февраля. В каждом этапе - по 3 потока. Всего планируем охватить 550 учителей.

- Какие методики вы использовали?

- По сути, в стране нет специалистов по посттравматической педагогике и психологии, в своей работе мы руководствовались своими опытом, интуицией и сердцем. Таким образом, наши педагоги и психологи разработали успешную, на мой взгляд, программу. Но мы понимали: у нас не всегда хватало компетенции из-за отсутствия опыта работы именно в экстремальных ситуациях. Поэтому мы обратились к партнерам, которые сотрудничают в Германии с Международным фондом «Друзья Вальдорфской педагогики», специализирующимся на работе в зонах военных конфликтов и природных катаклизмов. Немецкие специалисты смогли приехать только в конце ноября на 2 недели. В результате мы получили методическую основу работы с детьми и взрослыми в зоне конфликта.

- Сколько людей в итоге получили помощь на юге благодаря вам и вашим партнерам?

- С самого начала на Иссык-Куль через нас уехало 144 ребенка, на летних площадках реабилитировали 2 тысячи 200 детей. Таким образом, при нашем содействии помощь получили более 4 тысяч детей и около 750 педагогов (после завершения проекта в середине феврале).

- Как надо действовать дальше?

- Я убеждена: надо сейчас продолжать реабилитировать педагогов, потому что именно они работают с детьми. Нельзя оставлять учителей в тяжелом состоянии, в котором большинство из них продолжает находиться. Как в самолете, помните, правило: в экстренной ситуации сначала наденьте кислородную маску себе, а потом ребенку. Так и нам надо сначала помочь педагогам, поднять их, реабилитировать, а потом они смогут помочь детям. Иначе все результаты сойдут на «нет».

- Как проходит работа учителей с началом учебного года?

- На учителей «давят» со всех сторон: и администрации школ, и родители, и ученики. Педагогов пытаются в этой стрессовой ситуации использовать везде и в любом качестве - учитель ведь должен быть послушным. Безобразно ведут себя родители, которые стресс выливают на педагога, оскорбляют его. Ученики, наблюдая это, становятся агрессивными, наглеют. Про учебные планы сейчас вообще говорить не стоит, забыть про них надо!

- Получается, роль учителя в постконфликтной ситуации возрастает и становится особенно ценной...

- Учитель сейчас - это единственная сила влияния: во-первых, он ответственный; во-вторых, смотрит в глаза детям и понимает собственную ответственность; в-третьих, понимает на практике, что работает с будущим. Но когда он находится в подавленном состоянии, у него включается защитная реакция - просто выжить. И если педагогу, чтобы сбросить со своей спины всех, кто на ней топчется, надо стать революционно настроенным, - это уже катастрофа. Если и учителя станут кричащими возле «Белого дома» тетками, - это последняя капля, значит, у нашей страны нет будущего. Я прошу педагогов: заявляйте о своих правах, просите о помощи, но только не становитесь революционерами!

- Как же улучшить отношение к учителю, поднять его статус в этой сложной ситуации?

- Необходимо хотя бы выказывать уважение на всех уровнях. Например, мы поразились, как во время перевоза учителей (100 человек) из Оша на Иссык-Куль на тренинг о них заботились сотрудники ГУБДД: расчищали дорогу, отдавали честь. Педагоги почувствовали свою значимость и воодушевились. Вот так просто можно подчеркнуть ценность учительства. Поднять их статус просто: стоит лишь осознать их важность на уровне общества, правительства, родителей и детей. Порой достаточно просто поблагодарить за работу.

- Есть информация, что после событий учителя массово уезжают из региона...

- Да, это так. Они уезжают в общем потоке мигрантов после июньских событий. Существует 2 тенденции: учителя покидают страну или уходят из сферы образования. Дело в том, что, торгуя на базаре, худо-бедно педагог сможет заработать 5 тысяч сомов в месяц, а в школе при нагрузке в 2 ставки (по 6-8 уроков в день) - максимум 3 тысячи. А если он молодой учитель, то и вовсе 500-700 сомов.

- Есть ли планы по дальнейшей поддержке учителей?

- То, что мы сделали, - это и много, и мало одновременно, если смотреть в масштабе региона. Поэтому в августе мы создали движение «Учитель - национальное достояние страны», в рамках которого и реализовывались проекты по реабилитации педагогов. Основная цель - восстановить авторитет учителя в обществе, обеспечить ему социальное признание. В рамках движения мы разработали 3 программы: «Дом - для каждого учителя», «Социальная защита учителя» (восстановление социального пакета для учителей), «Честь и достоинство учителя».

- Планируете ли новые проекты на юге?

- Чтобы результат был масштабным и устойчивым, надо, конечно, продолжать работу. Уже много заинтересованных коллективов, желающих пройти тренинги, улучшить свое состояние. Ищем сейчас партнеров для дальнейшей работы.

- Насколько серьезный ущерб учебному процессу нанесли июньские события?

- Сейчас говорить о продуктивном учебном процессе невозможно. Пока сохраняется нестабильность, в семьях муссируются слухи, страхи. Множество детей и учителей - в стрессовом состоянии. У взрослых психологические проблемы решаются дольше и тяжелее. Если с этим не работать, могут начаться необратимые изменения психики, а это уже вопрос общей деградации общества. Хочу подчеркнуть: нельзя делать ставку на образовательный процесс, не восстановив психическое состояние учителей и детей. Нельзя сейчас требовать полного выполнения учебных планов!

Если мы хотим иметь будущее, нам нужно восстановить статус учителя. Если не осознаем это, мы все полетим в пропасть, продолжая при этом спорить, кто прав, а кто виноват.

Автор: Валерия ПОТОЦКАЯ

Источник: ИА «24.kg»

Ключевые слова:

Дети, школа, школьное образование, образование, дети и школа, дети в школе, образование детей.

Обновлено 20.09.2011 12:53
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Главная Образование Школьное образование Состояние национального достояния после событий на юге
Что на форуме?

Зайти на форум

" Досадно, что из сорванцов вырастают порядочные и полезные для общества люди нисколько не реже, чем из послушных детей."

Марк Твен "Приключения Тома Сойера" .

 

Дети и право

Дети и правоМеждународное законодательство и законодательство Кыргызской Республики о детях

Ресурсные материалы

Ресурсные материалы по вопросам детей

Проекты

Инновационные проекты и истории успеха по вопросам детей в Кыргызстане

Истории из жизни

Интересные и познавательные истории из жизни детей

Дети в цифрах

Статистические данные по детям в Кыргызстане

Новое на портале

 

WWW.NET.KG

 

 

Портал администрируется Детским фондом ООН в Кыргызской Республике

Размещаемая информация отражает мнение автора и не обязательно позицию ЮНИСЕФ. Правовая информация

Создание сайта

ITEG